181

Электронная музыка убивает? О месте фольклора в XXI веке и моде на западное

Алла - руководитель фольклорного ансамбля «Лазоревый цвет».
Алла - руководитель фольклорного ансамбля «Лазоревый цвет». / Алла Панова / Из личного архива Андрей и Наталья Трегубовы

Народная песня – это не напев со словами, а часть жизни человека, считает руководитель образцового фольклорного ансамбля «Лазоревый цвет» Алла Панова. В День славянской письменности и культуры, который отмечается 24 мая, она с особой теплотой рассказала о воронежском фольклоре, обычаях, традициях и важности сохранения народной песни.

Чтобы горели глаза

Ангелина Оболонская, «АиФ-Воронеж»: Алла, есть ощущение, что люди стали больше интересоваться фольклором. Образуются новые фольклорные ансамбли, на концертах чаще звучат народные песни. С чем это связано?

Алла Панова: На повышенный интерес к народному творчеству повлияло сразу несколько факторов. Во-первых, народная песня зазвучала по телевидению и в интернете, её адаптируют под молодёжь. Во-вторых, лет 20 назад к народной культуре спал интерес из-за назревавших экономических проблем. Многие люди ринулись в бизнес и политику, стало не до фольклора. Духовность отошла на второй план. Я помню, как в то время мне было тяжело привлечь к пению детей. Через несколько лет люди опомнились, и музыкальные школы снова заполнились детьми. Сейчас тоже сохраняется интерес к творчеству. Может быть, родители не хотят, чтобы дети сидели только в гаджетах?

Сейчас в моём коллективе 50 ребят разного возраста. Но я всегда говорю, что их 150, потому что есть ещё мамы, папы и бабушки, которые тоже нуждаются в обучении. Я стараюсь их вовлекать, заинтересовывать нашей культурой. Очень часто наши концерты проходят в лекционном формате: перед каждой песней я объясняю её суть, какого жанра, когда и как исполнялась. Тогда слушатели глубже воспринимают народное творчество, идёт совсем другая отдача. В случае с маленькими детьми, только пришедшими на обучение, достаточно хорошо выучить песню, надеть красивый костюм – это уже успех. От подростков я требую высокого результата в профессиональном и духовном плане. Я стараюсь, чтобы они полюбили народную песню, чтобы у них горели глаза.

- Как появилась идея создать именно детский ансамбль?

- Я пришла работать в музыкальную школу в 1999 году, когда была ещё студенткой четвертого курса института искусств. Просто пришла заменить девушку, которая ушла в декрет. Сначала было тяжело, потому что люди не воспринимали фольклор совсем, но я осталась. Тогда же создала ансамбль «Лазоревый цвет». Название выбирала долго, пока не вспомнила песню, которую изучала ещё в институте. Там были слова: «лазоревый цвет» – это символ красоты, молодости, расцвета». Сейчас нашему ансамблю уже больше 20 лет. За это время появилось много коллективов – как детских, так и взрослых. Это важно, так проявляется связь поколений: дети смотрят, как поют взрослые и понимают, что это может быть увлечением на всю жизнь.

- Многие народные коллективы ездят в специальные экспедиции по сёлам, где у местных жителей узнают старые песни. В вашей практике такое бывало? И откуда вы берете музыкальный материал?

- Экспедиций пока не случалось, но мы это компенсируем поездками на конкурсы, фестивали и творческие встречи. Материал берём из архивов. С развитием интернета можно найти что угодно. На творческие слёты и фестивали многие коллективы привозят свои диски – это особенно важно, ведь, чтобы хорошо овладеть песней, нужно не только разложить и выучить всё по нотам, но и послушать образец.

Если говорить о передаче песни из уст в уста, то у нас есть фестивали, на которые приезжают этнографические коллективы - носители традиций. Один из фестивалей - «Троица» - проводится в Новой Усмани, там мы поём с бабушками и перенимаем у них и песни, и манеру исполнения. Помню очень хорошо такой эпизод. Однажды на День города у нас было выступление с детьми, мы спели, переоделись и пошли гулять. А по улицам разные районы области выставляли свои подворья, так в одном из таких подворий я услышала песню, которую мы только что спели. Подходим с детьми ближе, и сходу начинаем подпевать. Это было необыкновенное зрелище. Люди смотрели на нас и не могли понять, откуда молодёжь такое знает.

Мозг не воспринимает

- В народной песне иногда присутствует специфический диалект, который мешает понять смысл текста. Вас часто не понимают?

- В песнях Воронежской области присутствует своеобразная манера исполнения – мягкий звук и уплощённое произношение согласных. К тому же один из наших принципов – отказ от синхронного пения. Это значит, что ритм песни – сбивчатый, часто бывают импровизации. Кто-то берёт один звук коротко, а кто-то – с оттяжкой. Так происходит расхождение звуков, и это делается специально. Но иногда эти нюансы не дают зрителю понять, о чём мы поём. И как бы я ни хотела сохранить этот мягкий воронежский звук, от своих детей я требую чёткого произношения.

Однажды мы пели песню на украинском диалекте, и я думала, что слова будут понятны всем. Но когда я обратилась к слушателям с вопросом, поняли ли они смысл, они ответили «нет». Тогда я стала рассказывать текст по новой. Был и другой случай: мы выпустили диск, и я решила поставить его подруге. Она слушала, мило улыбалась, а потом задала убийственный вопрос: «А на каком языке вы пели»?

- Как думаете, почему так происходит?

- Неподготовленному человеку тяжело воспринимать своеобразные ритмы, гармонию. Связь поколений нарушена. Если бы родители включали детям народные песни или пели, как раньше в деревнях, тогда бы не было таких проблем. А сейчас электронная музыка нас убивает. Никакой широты мысли, текста. Раньше никуда не спешили, песня шла от души. В ней могло быть и десять, и 15 куплетов, ею наслаждались.

В старинных песнях всегда присутствует длинный описательный момент, когда повествование идёт медленно, заходит издалека. А наш мозг заточен на современный лад – два куплета, три припева. Современный человек не может долго слушать песню – теряет мысль. Поэтому мы с ансамблем поём несколько куплетов, а потом я рассказываю, а что было дальше. От начала до конца боимся петь, иначе у зрителей будет отторжение.

Как связать поколения?

- Некоторые исполнители прибегают к такому приёму, как стилизация. Вы это делаете?

- Для фольклористов это больная тема. Изначально я относилась к стилизации очень плохо. Для меня важно было сохранить архаическое настроение песен, но со временем я стала прекрасно понимать: чтобы связать старшее поколение и молодое, необходимо какое-то звено. И им стала стилизация. В аутентичном народном фольклоре песня длится от начала до конца без проигрышей и аккомпанемента, если это пляска, то естественная, не постановочная. А у нас три пары могут делать синхронные движения – это уже не фольклор.

- Какое будущее народной песни вы видите?

- Я рада, что наша песня возрождается, но одновременно идёт сильный упор на запад. Очень обидно, что мы ведёмся на это. Все страны стараются беречь свою культуру, только у нас к культуре, к фольклору лёгкое отношение. Возьмите ту же школьную программу. Если бы там более углубленно изучали историю и традиции родного края, пользы было бы куда больше.

Оставить комментарий (1)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах